Огненные цитаты: Пол Гаскойн — о Фергюсоне, кайфовом ЧМ-1990, пользе алкоголя для профессиональных футболистов, вере в НЛО и собственной тупости

Огненные цитаты: Пол Гаскойн — о Фергюсоне, кайфовом ЧМ-1990, пользе алкоголя для профессиональных футболистов, вере в НЛО и собственной тупости - фото
Пол Гаскойн. Фото: imdb.com

Попросите любого поклонника Игры №1 назвать главного футбольного пьяницу из ныне живущих — и с большой долей вероятности услышите лаконичный ответ: «Газза!».

Найти большего оторву, чем британец Пол Гаскойн, едва ли удастся. Незаурядный исполнитель, входивший в символическую сборную чемпионата мира 1990 года, но по итогу чуть не превратившийся в пропащего алкоголика, доводил фанатов до восторга своей игрой и дурацкими выходками, а тренеров — до исступления.

«Газза» чудил во стократ чаще, чем забивал. Гаскойн подбрасывал мертвую змею в карман пиджака Ди Маттео, дарил абонемент в солярий темнокожему партнеру по «сорокам» Тони Каннингему, отправлял розу Винни Джонсу, схватившему его за яйца в одном из игровых эпизодов, отрыгивал в микрофон во время интервью с итальянскими телевизионщиками (разумеется, в прямом эфире), во время тренировки пьяный засыпал в центральном круге, показывал «горчичник» главному арбитру, голым (точнее, в одних гетрах, что резко меняет дело) ходил завтракать в столовую «Боро», после чего еще и разбил клубный автобус, бил в пах журналиста на борту самолета римских «орлов», на спор поджигал переносицу другу, в шутку инсценировал самоубийство, дабы напугать переводчика «Лацио», не упускал возможности после календарного матча напиться с болельщиками в первом попавшемся баре, порой даже не успев снять игровую форму... И этот список можно продолжать часами.

Gaskojn Vinni Djons dailymail co uk-min
Пол Гаскойн и Винни Джонс. Фото: dailymail.co.uk

Впрочем, Пол Гаскойн и сам прекрасно способен все рассказать. К счастью, экс-полузащитник «Ньюкасла», «Тоттенхэма», «Лацио», «Рейнджерс», «Мидлсбро», «Эвертона» и национальной сборной Англии никогда за словом в карман не лез!

Сегодня «Футбол-Фан» в рамках давно полюбившейся рубрики вспоминает самые горячие цитаты недавнего разгильдяя и балагура, который, кажется, все же сумел собрать волю в кулак и встать на путь истинный!

***

«Ни один футболист в мире никогда не будет столь хорош, как я».

«Имел я ввиду всякие розыгрыши, хватит с меня. Лучше я подшучу над кем-то в раздевалке — мои ребята хоть не побегут к журналистам и не нажалуются, что я сотворил».

«Мне говорят, что я тупой, словно пробка от вина. Признаю, я туповат. Но не пробка ведь!».

«Я учился хреново, это правда. В аттестате у меня были одни нули. Представляете: восемь предметов — и восемь нулей напротив каждого!».

Редакция рекомендует:

«Вашу мать, что не так с этим миром? Почему тебя удаляют с поля и штрафуют на двухнедельный оклад лишь потому, что ты назвал взрослого оппонента чертовым онанюгой?».

«Какие пожелания я могу дать норвежцам? Да пошли вы на**й, норвежцы!».

На телевизионном шоу: «Я много матерюсь? Я, мать вашу, джорди, выходец из славного Ньюкасла — как, бл**ь, я могу разговаривать нормально, а? Ой, простите. Ну вот как я могу изъясняться нормально?..».

Во время случайной встречи с Маргарет Тэтчер на улице Лондона: «Дорогая, Вы не будете против обняться?» (до объятий); «Ха, почему-то Ваш охранник не слишком счастлив» (после объятий, в сторону мужа Тэтчер, стоявшего рядом). 

Принцессе Диане: «Разрешите, я Вас поцелую?». 

«Люблю быть душой компании, создавая нужную атмосферу в раздевалке команды. Внутри меня очень много любви, которой я стремлюсь поделиться со всеми».

«Ненавижу делать прогнозы. Никогда этой х*рней не страдал и не собираюсь начинать, отстаньте».

«Я никогда ничего не предсказываю — и это никогда не случается».

«В нынешнем сезоне я получил четырнадцать карточек. Считаем: восемь из них — безусловно, по моей вине. Но остальные семь были весьма и весьма спорными...».

«Интерес со стороны «Манчестер Юнайтед» в 1988-м? Ох, Алекс Фергюсон всегда подчеркивал, что один из его главных трансферных провалов — Пол Гаскойн, которого «красные дьяволы» так и не смогли подписать. Но я считаю иначе: именно мне нужно кусать локти по этому поводу!».

«В мире было всего несколько тренеров, с которыми я очень хотел посотрудничать. Алекс Фергюсон — безусловно, из их числа. Я осознаю, что под его руководством я бы собрал гораздо больше наград и титулов. Это несомненно. Серьезная возможность ускользнула от меня... Не подумайте, что я распускаю нюни. Мне повезло работать с тем же Терри Венейблзом. Но чувство, что я не достиг максимума своих возможностей, меня терзает изнутри. Я был способен на гораздо большее, уж поверьте». 

«А еще я обожаю Пола Скоулза. Этот футболист — настоящий чародей».

«Я не держусь за свое место. Если болельщики пожелают, чтобы я покинул их команду — я вскину руки над головой и смирюсь. Потому что я всегда со всеми честен. Мне незачем отмазываться, что-то выдумывать. Лучше просто откланяться — и пойти к выходу».

«В конце сезона я не сыграл за «Боро» много поединков. В принципе, как и в начале чемпионата. Да и в середине тоже...».  

«Рейнджерс»... О Боже, как я любил выступать за клуб из Глазго!». 

«Моя главная мечта? Увидеть НЛО! Мать вашу, тогда я смогу лечь в могилу с чувством абсолютного счастья. Безусловно, эти объекты существуют. Уверен, скоро я смогу увидеть все своими глазами. И можете смотреть на меня как на идиота — мне плевать».

Gaskojn lesoir be-min
Гаскойн в период запоя. Фото: lesoir.be

Об алкоголе

«Я страдал от различных зависимостей всю свою жизнь...».

«Стоит признать: моя главная беда в том, что я вел образ жизни алкаша. Но я предпочитаю не заострять внимание на том, что я алкоголик — а говорю всем, что у меня такая сложная болезнь».

«Помню, однажды я травмировался. Едва успел восстановиться — как тут же схлопотал новое повреждение, врачи сказали готовиться к оперативному вмешательству. Меня накрыла депрессия — и я, быть может, стал бухать чуть больше нормы. Хотя кого я обманываю — таки больше, намного больше!». 

«Понятия не имею, буду ли я выпивать. К примеру, вчера я не закладывал за воротник, был трезв сегодня и завтра не имею в планах напиться. А там — как пойдет».

«Чтобы отлично играть в футбол, ты должен бухать — алкоголь помогает тебе расслабить тело и мозг».

«Многие спиваются, решая алкоголем свои проблемы. Но почему? Ответ прост. Они не в силах сказать твердо и громко: «Нет!» — и идут бухать дальше». 

«Многие являются знатоками изысканного вина. А Пол Гаскойн — истинный знаток реабилитационных центров!».

Pol Gascojn mirror co uk-min
Пол Гаскойн в худшие годы. Фото: mirror.co.uk

«Положа руку на сердце: да, перед поединком я принял на грудь двойную порцию бренди. Ну и что? Раньше я мог накануне матча осушить пару-тройку бутылок виски!».

О чемпионате мира-1990, на котором Англия остановилась в шаге от финала, в итоге став четвертой

«Каким же замечательным получился мундиаль 1990 года, прошедший в Италии! Воспоминания о том турнире весьма двузначны: ЧМ принес много счастья — и в то же время много боли. Лучшие моменты в моей жизни случились именно там. Только ступив на трап самолета в Англии, я уже словно вознесся от земли от нахлынувших эмоций. Ведь исполнялась мечта любого игрока — впереди нас ждал чемпионат мира, черт возьми! Я кайфовал от каждой секунды, будто попал на райские каникулы. Безумно не хватает тех эмоций — они неповторимы».

«Пересматривая видеозаписи, мне кажется, что ЧМ-1990 завершился на днях. Меня опять наполняет чувство одухотворения — но затем я падаю вниз, когда вспоминаю то, чем все для «трех львов» завершилось. О том мундиале я лишний раз стараюсь не думать — но и отрицать то, что я был очень счастлив, было бы глупо. Прекрасный, уникальный опыт — ничего подобного я больше не испытывал».

«Я там кайфовал. Свободное время убивал игрой в большой и настольный теннис, катался на водном скутере, зависал у бассейна... Рай! О футболе я тогда совсем не думал. Какой футбол, вы что? Плевать я тогда хотел на то, кто наш будущий соперник. Меня это не волновало. В голове была лишь мысль о том, что я — лучший». 

«Везде царила эйфория. Я понимал, что могу противостоять кому угодно — и никто не сумеет сдержать меня! Отзывы о нашей игре? Плевать. Не было принципиальной разницы, кто из соперников будет играть против меня. Ведь я мог дать гарантию: только ступив на поле, я сделаю все, что от меня зависит. Такой уж у меня характер. Я любым способом добьюсь того, чтобы мы выиграли. Ради этого я готов сделать невозможное».

«Разумеется, нашего тренера Бобби Робсона бесило то, как я отношусь к мундиалю. Он хотел гораздо большей концентрации. Но у меня и в мыслях не было что-то менять. Помню, как утром накануне встречи 1/2-й финала с немцами я пошел сыграть партию в теннис. И тут — слышу истошный крик: «Газза!». Это кричал Робсон. Твою мать, меня точно ждали проблемы! Мой сосед по комнате Крис Уоддл сказал тренеру, что я сплю, когда тот постучал в дверь — но ранее Робсону уже успели донести, что я давно на корте... К счастью, для меня тогда все закончилось хорошо».

«На установке мне сказали, что я буду закрывать лучшего хавбека мира — Лотара Маттеуса. Я тут же парировал: «Босс, сильнейший полузащитник планеты сейчас говорит с вами!».

«Перед тем полуфиналом меня нашел президент туринского «Юве» — и предложил перейти к ним транзитом через римскую «Рому», где я бы за год аренды выучил итальянский язык и попривык к реалиям местного чемпионата. Он желал увидеться после матча и утрясти все нюансы возможного соглашения — но после финального свистка у меня не было ни малейшего желания о чем-то говорить». 

paul gascojn goal com-min
Слезы Гаскойна после проигранного немцам полуфинала ЧМ-1990. Фото: goal.com

«То, что я рыдал после проигранного поединка с Германией... Все думают, что я пребывал в расстроенных чувствах из-за того, что я схлопотал «горчичник» и пропущу из-за дисквалификации матч за бронзовые медали. Ерунда! Слезы потекли из-за того, что я понял, насколько подвел всех: партнеров, тренеров, фанатов... Я осознал, что моей карьере фактически пришел конец. Голову не покидала мысль, что больше никогда не приму участие в матчах столь высочайшего накала. Увы, я оказался прав». 

«ЧМ-1994 я в любом случае пропустил бы, ведь получил дурацкий перелом — но туда Англия и не квалифицировалась. Идем дальше. На ЧЕ-1996 я был неплох, а на французский мундиаль-1998 наставник «трех львов» Гленн Ходдл решил меня не брать. Но мне нечего жалеть: никто не в силах отобрать у меня память об итальянском чемпионате мира 1990 года — лучшем времени за всю мою жизнь!».

«По прилету домой из Италии отец решил закатить большую вечеринку в местном клубе в мою честь — но я предупредил, что слегка опоздаю. Я был опустошен — и в итоге побрел в парк, где гонял мяч до поздней ночи, а потом отправился домой спать. Тогда я вновь заплакал: в голове были мысли о том, что я посвятил всего себя Игре и остановился в шаге от финала ЧМ, так в него и не попав. Вот такое празднование».

«Жалею ли я о том, что не пробился в финал мундиаля-1990? Не-а. Я лишь об одном жалею — о том, что загубил себя алкоголизмом».

О вечном

«Быть знаменитым — удивительное чувство, мне оно очень нравится. Но когда ты обретаешь всемирную славу — вместе с этим автоматически включается необходимость соблюдать все стандарты. Это означает лишь одно: вас ждет дорога по одному направлению — вниз. Да, вы имеете множество привилегий, но жизнь изменится. Вы не сможете всегда поступать так, как захотите».

«Когда ты становишься известным — приходится принимать как светлую, так и темную стороны популярности».  

«Если ты родился парнем — то лучше вообще не жить на свете, чем быть невеждой».

«Проблемы — везде. Они окружают тебя всегда и всюду. Появляются регулярно из ниоткуда. Иногда я думаю, что жизнь уже никогда не наладится».

Gaskojn dailymail co uk-min
Фото: dailymail.co.uk

«Когда мне исполнилось полсотни лет, я осознал, что пребываю в идеальном месте. Первый раз я действительно могу сказать, что счастлив в повседневной жизни. Я доволен всем — в том числе и собой. Впервые за пятнадцать лет я отправился в замечательный отпуск на Тенерифе — и наконец-то начал кайфовать от всего, что меня окружает. Теперь для того, чтобы немного взбодриться, мне достаточно размеренно прогуляться по авеню или посидеть рядом с попрошайкой, угостив его бутербродом». 

«Конечно, я хочу быть тренером. Правда, когда это произойдет — я не знаю. Может, должно пройти еще одно десятилетие».

«Что для меня главное? Я бы очень хотел одного: чтобы все уважали Гаскойна за то, чего он достиг как футболист. Безусловно, я понимаю, что мои достижения не очень велики. Но одно я знаю точно: много-много лет подряд своим футболом я приносил болельщикам радость и счастье».

Количество оценок: 0
Средняя оценка: 0 из 5

Комментарии

Нет коментариев

Рекомендуем