Исповедь футболистки «Ювентуса» Эниолы Алуко: о расовых стереотипах в жизни и современном спорте — из первых уст

Исповедь футболистки «Ювентуса» Эниолы Алуко: о расовых стереотипах в жизни и современном спорте — из первых уст - фото

Сегодня мы хотим познакомиться вас с поучительной и весьма увлекательной жизненной историей борьбы 32-летней футболистки Эниолы Алуко за собственные права — девушки, выступавшей на позиции форварда за «Челси» (101 матч, 47 голов), «Сент-Луис Атлетика» (25/10), «Бирмингем» (13/4) и национальную сборную Англии (102/33). Сейчас она защищает цвета туринского «Ювентуса» (20/13 по состоянию на 24 сентября 2019 года).

«Футбол-Фан» представляет адаптацию истории, пропитанной борьбой. Истории, которую Эни Алуко рассказала на популярной мировой платформе Theplayerstribune в сентябре 2019-го. Здесь непосредственно о футболе не будет сказано много слов — задача данной статьи-исповеди совершенно в ином: она непременно заставит задуматься о многих вещах, которые окружают нас в повседневности. И, безусловно, подтолкнет сделать необходимые выводы. Чтобы каждый мог стать лучше. И затем сделать этот мир чуточку добрее, толерантнее и приветливее.

***

 

Eniola-Aluko-min-840x466
Фото: tonguetiedmedia.co.uk

 

Когда я была в средней школе, то узнала, что существуют определенные вещи, которые черные женщины не должны делать. Это случилось, когда я сидела в кабинете у консультанта по вопросам карьеры. Она спросила меня, кем я хочу стать. Я сказала: «Хочу быть адвокатом». Она посмотрела на меня в замешательстве.

Можно смело заявить, что консультант никогда не думала о чернокожих женщинах как о потенциальных юристах. В моей школе, в Бирмингеме, не было много чернокожих, поэтому она никогда даже не сталкивалась с этой идеей. После паузы она сказала мне, что мое становление карьеры адвоката... Скажем, весьма сомнительно.

«Но ты могла бы попытаться стать медсестрой!» — заявила она.

Безусловно, нет ничего плохого в том, чтобы быть медсестрой. Моя мама работала медсестрой, и она — один из самых трудолюбивых и жертвенных людей, которых я знаю. Но у меня были другие стремления в то время. И нет, они не были связаны с футболом.

'Ronaldo feels he can progress at Juventus... and so do I.'

Eniola Aluko on her move to Italy: https://t.co/h4wXxtcOeo pic.twitter.com/gjmTPiohsS

— BBC Sport (@BBCSport) 21 августа 2018 г.

 

Когда мне было 14 лет, я прочитала «Убить пересмешника» — роман, который был частью моего курса английской литературы в школе. С тех пор я хотела быть похожей на его героя Аттикуса Финча. Он был юристом средних лет, представлявшим чернокожего мужчину, ошибочно обвиняемого в изнасиловании белой женщины. Действия разворачивались в Алабаме 1930-х годов, поэтому белый человек, защищавший чернокожего, знал, что его будут высмеивать и регулярно подвергать нещадной критике. Но Аттикус Финч все равно заступился за подзащитного, наплевав на последствия.

С тех пор я стала одержима Аттикусом Финчем. Я восхищалась его силой и мужеством. Мне понравилась идея борьбы с системой, я стремилась добиваться справедливости любой ценой. Я перечитывала книгу снова и снова, знала каждое слово наизусть. Я представляла себе великолепные сцены в зале суда, когда Аттикус обращается к присяжным. Поэтому, когда пришло время учиться в университете, выбор был легок. Я ненавидела науку. Я ненавидела математику. Я хорошо писала, неплохо говорила. Также помогло то, что нигерийские родители любят юристов!

У меня были лучшие оценки в классе. Объективно у консультанта по карьере не было причин думать, что я не смогу стать адвокатом. Но все равно это было сравнимо с тем, если бы я хотела полететь на Луну — шансов очень и очень мало. Вот каково это, когда кто-то проецирует расовый стереотип о том, что вы можете делать, а что нет. Вы чувствуете, что кто-то пытается «сделать» вас меньше, чем вы есть. А когда вы знаете, что причиной такой позиции является цвет вашей кожи — это просто-напросто расизм. Хотя консультант по вопросам карьеры, вероятно, даже не знала, что она расистка. Она действовала, руководствуясь подсознанием, сформированным ограничениями, которые общество часто накладывает на «цветных» людей.

К счастью, Аттикус Финч «спас» меня. Он показал мне, что плыть по течению не всегда хорошо. Прежде, чем я прочитала о нем, я пыталась вписаться, чтобы меня приняли окружающие. Я даже изменила свое имя из-за этого. Ведь мои друзья не знали меня как Эниола или Эни. Они знали меня как Эдди.

 

eniola-min-840x560
Фото: sportsdiscourse.com

 

Я сидела на кухне в нашем поместье в Бирмингеме, и соседские мальчики постучали в дверь, прося Эдди выйти. С пяти лет я играла в футбол со своим братом Соном и ребятами с района. По какой-то причине на районе, похоже, не было других девушек, поэтому присоединение к парням было моим способом стать частью группы. Я была так одержима тем, чтобы меня приняли, что даже изменила свою личность. Я хотела быть мальчиком. Это... очень странно, понимаете? Теперь я оглядываюсь назад, и мне кажется, это уже слишком. Но я хотела пройти проверку.

И когда эта проверка состоялась, я предстала перед большой проблемой. Однажды я играла в команде мальчиков, когда некоторые из родителей, которые смотрели, вдруг начали перешептываться: «Эй, да она же девочка! Кто сказал, что она может играть?».

Я была раздавлена. Я хотела, чтобы все принимали хорошо то, что я делала. У мальчиков с этим не было проблем — их просто впечатлило, что я могу играть, — но родителям не понравилось, что я заставляю их сыновей выглядеть плохо. То, что они сказали, действительно беспокоило меня. Так что мне пришлось забросить футбол довольно надолго. И вскоре меня настиг кризис. Если футбол определял то, кем я была, то кто же я без футбола?

Я много думала о том, должны ли девушки вообще играть в футбол? Всю свою жизнь я смотрела матчи «Манчестер Юнайтед» по телевизору и боготворила Райана Гиггза и Эрика Кантона. Я никогда не видела, чтобы другие девушки играли в футбол. Ни по телевизору, ни в моем районе. Я знала, что девочки моего возраста играли в куклы и учились делать прически. А я вдруг взяла и выбрала футбол. Почему же я делала то, что никто другой, казалось, не делал? Эти мысли не давали мне покоя.

В теннисе были образцы для подражания, с которыми я могла соотнести себя. Не просто женщины — черные женщины: Серена Уильямс, Венера Уильямс. Я даже начала носить бусинки в моих волосах, пытаясь все перенять. Но я никогда не стала бы хорошей теннисисткой. Я же была лучшей в футболе! И я никогда не любила теннис столь сильно, как любила футбол. Футбол жил во мне, а я жила футболом.

У меня также были проблемы с моим двойным гражданством. Я родилась в Лагосе в нигерийской семье, но росла в английском Бирмингеме. Я не могла получить свой первый британский паспорт, пока мне не исполнилось 13 лет, поэтому я не была британкой, верно? Но в 12 лет я впервые в сознательном возрасте поехала в Нигерию, где мой отец в то время стал одним из самых молодых сенаторов в своей партии. Побывав там, я получила стрессовый опыт. Я совсем не чувствовала себя нигерийкой...

"If I were to meet Mark Sampson tomorrow, I would genuinely wish him well."

Eniola Aluko spoke to Sky Sports News about how she's moved on from her allegations of racism, harassment and bullying in the Lionesses camp https://t.co/QkvoAAJx7l pic.twitter.com/MyAbiBzSFb

— Sky Sports News (@SkySportsNews) 28 августа 2019 г.

 

И затем я прочитала «Убить пересмешника» — книгу, изменившую мою жизнь. Кто на самом деле такой Аттикус Финч? Он тот, кто имеет мужество отстаивать справедливость в обществе, которое не заинтересовано в расовом равенстве. Он не боится быть другим. Конечно, он не настоящий человек, но я считаю, что его черты можно найти во многих лидерах, политиках и юристах, особенно в области защиты права. Со своей стороны, я всегда была довольно непринужденной в детстве, но загоралась, когда чувствовала несправедливость. Чтение этой книги заставило меня задуматься: если он может сделать это — то и я тоже могу.

Аттикус Финч стал частью меня. К концу старшей школы я стала больше понимать, как можно защитить людей, которые не могли постоять за себя. Однажды я встретила черного мальчика, у которого была прическа-афро. Другие парни и вовсе красили волосы в зелено-голубой цвет, но этому мальчику сказали: нет, он не может приходить в школу с такими волосами. Но это же не имело ни малейшего смысла!

Аттикус Финч: «Прежде чем я смогу жить с другими людьми, я должен ужиться сам с собой. Единственное, что не соблюдает правило большинства, — это совесть человека».

Я знала, что рискую стать непопулярной, если попытаюсь вмешаться. Но тогда я думала о любимой книге. Поэтому пошла к директору школы, с которым у меня были хорошие отношения, и сказала ему: «Почему этот мальчик должен менять свои волосы, а все эти дети с сумасшедшими зелеными и синими локонами могут ни о чем не переживать?».

Он ответил просто: «О… хорошая мысль!».

Это было моей маленькой победой! Ранее школа устанавливала общие правила, согласно которому девочки должны носить юбки, прикрывающие колени, что никто не мог приносить в школу телефоны, что наши волосы должны быть определенным образом уложены. Но затем все отменили. Не знаю, произошло ли бы что-нибудь из этого, если бы я тогда не подала голос. Я чувствовала себя прекрасно, понимая, что могу на что-то повлиять. Я получила от этого кайф.

С тех пор я будто «подсела» на иглу справедливости. В 14 лет я сама отправилась в США навестить свою тетю, которая была юристом по корпоративным делам в Нью-Йорке. Я помню, как оставалась в ее квартире и восхищалась всеми книгами, которые она имела. Я начала смотреть фильмы о юристах. А несколько лет спустя я получила степень бакалавра в области права.

Но, как известно, в Англии получить контракт на обучение юриста сложно. Когда я стала подавать резюме, то получала отказ за отказом. Моя мама даже начала скрывать письма, потому что она не хотела, чтобы они разочаровывали меня и рушили мечту. В то время я уже играла за юношескую команду «Чарльтона» и сборную Англии, моя футбольная карьера шла хорошо. Но женский футбол в Англии в то время не был профессиональным, и я не могла устроиться на законную работу, совместив любимое дело с зарабатыванием денег.

“10 meses atrás Cristiano e eu começamos na Juventus, só um dia de diferença. Aqui estamos depois de uma temporada incrível como campeões da Itália!”

- Eniola Aluko, jogadora profissional do time feminino da Juventus, também campeã da Série A! 🖤💪 pic.twitter.com/MJ7vuhXxEh

— Cristiano Ronaldo Brasil (@CR7Brasil) 20 мая 2019 г.

 

Затем мне неожиданно позвонил Джефф Купер, владелец клуба «Сент-Луис Атлетика», который играл в WPS, второй профессиональной женской футбольной лиге Америки. Он сказал: «Почему бы вам не приехать сюда и не поиграть в Штатах? Я знаю, что вы юрист...».

Я удивилась: «Откуда вы это знаете?».

На что он ответил: «О, я тоже юрист. У меня есть несколько юридических фирм. Почему бы вам не поработать в одной из них в межсезонье?».

Этот призыв был будто послан мне с небес. Поэтому после периода в «Челси» я уехала в Штаты, где могла играть в профессиональный футбол и, благодаря Джеффу, одновременно начать свою юридическую карьеру. После завершения сезона WPS-2012 году, я вернулась домой, чтобы играть в «Бирмингем Сити», а затем перешла в уже знакомый мне лондонский «Челси». И вот что главное: я наконец получила свой первый контракт на обучение в качестве юриста!

Фирма называлась Lee&Thompson. Она занималась вопросами в сфере развлечений, представляя интересы музыкантов, режиссеров, художников и других знаменитостей. Там было действительно круто. Но объединять право с футболом было сложно.

Когда вы начинаете в юридической фирме, то успеваете поработать в разных отделах. Я сперва попала в кинематографический отдел, многие мои клиенты жили в Лос-Анджелесе. Так как день для них начинался гораздо позже, я проводила большую часть утра без дела, а потом на меня наваливалась куча работы. Проблема заключалась в том, что я должна была идти на тренировку в пять часов вечера. Другие ученики работали по 12 часов в сутки, и мне тогда казалось, что я даже могу слышать их мысли, когда выходила из кабинета раньше всех: «О, смотри, она снова уходит рано...».

Это было нелегко, и я стала очень застенчивой из-за этого. Но я никогда не жалела о том, что начала заниматься вопросами закона. Я с огромной любовью играла за сборную Англии и «Челси», но при этом всегда хотела изменить ситуацию за пределами футбола.

Моя мама всегда говорит о наследии. Что мы оставляем позади для следующего поколения? Чем я могу помочь? Вот почему я всегда стараюсь быть образцом для подражания для молодых девушек, которые хотят стать профессиональными футболистками. Я также хочу, чтобы люди имели лучший доступ к образованию. Я борюсь за гендерное равенство и расширение прав и возможностей. Я буду продолжать бороться с расизмом, независимо от того, насколько сложной может оказаться эта задача.

Аттикус Финч: «Я хотел, чтобы вы увидели, что такое настоящая смелость, вместо того, чтобы понять, что смелость — это человек с пистолетом в руке».

 

Aluko2-min-840x560
Фото: shekicks.net

 

Раньше я хотела вписаться в коллектив, стать такой, как все. Теперь я не против того, чтобы выделяться. Я была рада принять участие в судьбоносных переговорах между Футбольной ассоциацией и женской национальной сборной, направленных на то, чтобы мы могли улучшить наши контракты и трудовые условия. Я говорила об этом, чтобы люди знали, что происходит. Потому что, как только вы проговорите все проблемы, вы можете справиться с ними гораздо эффективнее.

Самым сложным остается наличие коварных стереотипов. Я перешла из «Челси» в «Ювентус» в прошлом году. Однажды в Турине я зашла в мини-маркет — за углом от того места, где я живу. Когда я начала делать покупки, то услышала, как одна женщина спросила меня, могу ли я оставить свой рюкзак около входа в магазин — там была расположена камера хранения.

Сначала я не совсем поняла, чего она от меня хочет. Я просто продолжала ходить между стеллажами: пачка макарон, банка песто. Параллельно я обращала внимание на то, что другие люди в магазине не оставляли свои сумки. Тогда внутри меня щелкнуло: та женщина думает, что я украду вещи из магазина!

Когда я закончила делать покупки, то нашла эту даму и поговорила с ней. Я сказала: «Я прекрасно вижу, что на входе нет других сумок. В магазине много людей. Так почему вы попросили меня оставить мою сумку здесь?».

Она ответила: «Ну, вы знаете, это политика».

Я парировала: «Нет, нет, нет, это не политика. Вы думали, что я собираюсь украсть макароны и песто».

Я показала ей логотип «Ювентуса» на моем рюкзаке и объяснила, что играю за туринский клуб. Только тогда она окончательно поняла, что я не собиралась ничего воровать. Женщина лишь выдохнула со словами: «Боже мой, мне так жаль». Но этого было недостаточно.

Я завелась: «Послушайте, вы не можете так делать ни с кем. Сюда еще придут много других темнокожих людей, которые, возможно, не являются игроками «Ювентуса». Но они заслуживают того, чтобы с ними обращались, как с любым другим покупателем в магазине».

Она была огорчена. Я гарантирую вам: если другая черная девушка войдет в этот магазин, это больше не повторится. Но я была очень зла. Идея, что я что-то украду, даже не была рациональной. К сожалению, это то, что может произойти в обществе, которое попросту не видит достаточно успешных чернокожих людей. Но мы можем изменить эту реальность посредством достижения успехов и демонстрации позитивных жизненных примеров.

 

Aluko-min-840x560
Фото: juventus.com

 

Футбол ничем не отличается. Почему среди тренеров практически нет черных? Вероятно, потому, что черные люди не рассматриваются в качестве лидеров так же, как белые люди. Почему СМИ всегда описывают черных игроков как быстрых и сильных? Опять же, это лишь игра на стереотипах.

Я думаю, что мы сейчас находимся в той точке, когда большинство людей признают, что расизм недопустим. Но нам нужны полномочия и власть, чтобы улучшить свои позиции. Когда в Премьер-лиге и Серии А происходят инциденты на почве расизма, почему мы не закрываем стадионы? Такие жесты, как ношение футболки или размещение постов в социальных сетях, откровенно говоря, ничего не изменят. В ту минуту, когда вы закрываете стадионы, вы наказываете фанатов, затем недополучаете доход. И тогда клубы воспримут эту огромную проблему более серьезно. В настоящее время некоторые клубы получают меньшие штрафы за проявление расизма, чем, скажем, за опоздание игроков из раздевалки к началу тайма.

Темнокожим спортсменам тоже нужно постоянно двигаться вперед. Посмотрите, какое влияние оказал Рахим Стерлинг на дебаты о расизме в Англии. У нескольких американских спортсменов хватило смелости занять позицию по политическим вопросам, например, у Колина Каперника. Я бы хотела, чтобы в Англии было больше таких процессов.

Нам также нужны спортсмены, которые будут частью системы, управляющей современным футболом. Я хочу попытаться создать консультативную группу для спортсменов, с которой могут общаться различные организации. Ничего не мешает, например, раз в месяц проводить заседание с представителями ФА или УЕФА, обсуждая насущные темы: «Окей, где мы? Что мы делаем с нашими проблемами?». В противном случае мы вообще не будем участвовать в разговоре и будем просто реагировать на инциденты, а не пытаться их предотвратить.

Eniola Aluko scored for Juventus Women as they won their second Serie A Women title this afternoon ⚫️⚪️

Can the men's team follow suit? 👀 pic.twitter.com/uB312lxHYu

— Goal (@goal) 20 апреля 2019 г.

 

Обнадеживает то, что раньше было хуже. Сегодня у нас дела обстоят намного лучше, чем у большинства темнокожих игроков в прошлом. Но мы все еще можем сделать больше. И хотя иногда может показаться, что расизм и гендерное неравенство никогда не покинут спорт, мы все должны продолжать попытки это искоренить. Мы должны продолжать говорить в важные моменты. Должны продолжать настаивать, чтобы люди могли получать образование, помощь и поддержку.

Конечно, мы не всегда будем выигрывать. Но иногда мы все же будем достигать больших побед на этом фронте!

 

pinterest vkontakte mail_ru gmail_com linkedin skype telegram viber whatsapp
Исповедь футболистки «Ювентуса» Эниолы Алуко: о расовых стереотипах в жизни и современном спорте — из первых уст
Количество оценок: 0
Средняя оценка: 0 из 5

Комментарии

No replies

Рекомендуем